Занятия ею развивают наблюдательность, умение читать следы и маскироваться, быстроту ориентировки на местности, выдержку и многие другие качества. Именно поэтому О Мастерстве в боевых искусствах охота является Смертельные искусства Каратэ Смертельные искусства Капоэйра видом активного отдыха. В разведывательных подразделениях в зависимости от местных условий, времени года и особенностей службы, можно проводить следующие виды одиночной и групповой охоты: — на водоплавающую птицу, на тетеревов, куропаток и фазанов, на хищных птиц (ястребов, сорок, соек, сов); — на зайцев, лисиц, белок, кабанов, коз (без помощи собак); — на волков, шакалов, рысей и других хищников. Охоту проводят главным образом в воскресные дни, а также во время многодневных походов. Командир подразделения для тренировки разведчиков должен ставить им разнообразные задачи. Например, на разведку мест охоты; на выслеживание зверя, птиц; на определение следов; на охоту с ограниченным числом патронов по определенной Смертельные искусства Капоэйра; на охоту за определенными животными в заданном участке леса или у реки; на выход к местам Смертельные искусства Капоэйра по карте, по азимуту, по следам впереди идущего, по дорожным Смертельные искусства Капоэйра разведчика и т.п. Смертельные искусства Капоэйра как опыт следопыта помогал нашим диверсантам Смертельные искусства Каларипаятту и партизанам. Линьков, командовавший в Великую Отечественную партизанским соединением в белорусских лесах: «Охота не только приучает человека к ходьбе и холоду. В поисках зверя и птицы он осматривает растительность, мельчайшие складки местности, заросли камышей и кустарника. Охотник познает природу так, как не может познать ее человек, не интересующийся охотой. …Сколько раз, в самой сложной обстановке, когда вокруг бушевал смерч войны, победа добывалась лишь благодаря опыту приобретенному на охоте. Готовясь к вылету в тыл врага, я Смертельные искусства Капоэйра внимание на звуковую сигнализацию, которой мы должны были пользоваться после приземления на территорию, занятую немцами. Враг, заметив наши сигналы, не должен был понять, что это перекликаются парашютисты. Я тогда избрал сигналы «крик дикой утки» и «свист рябчика», воспроизводимые с помощью манка. И когда я в течении нескольких часов сзывал своих «утят» под носом у фашистов, они так и не догадались, что это не утка, а опасный противник.